klavdiaivanovna (klavdiaivanovna) wrote in greg_house_ru,
klavdiaivanovna
klavdiaivanovna
greg_house_ru

Category:

Пациент Хаус (окончание)

33,71 КБ


Начало ЗДЕСЬ.
Продолжение ЗДЕСЬ.



Боль безостановочно терзает Хауса, терпеть её – свыше сил человеческих .
Чтоб получить передышку, он просит погрузить его в лекарственную кому.

Единственный шанс для Стейси прекратить изматывающую борьбу и поставить точку.
Она уже поняла: Хаус скорее умрёт, чем подпишет "добровольное информированное согласие" на операцию. Но пока он будет без сознания, право подписи перейдёт к его поверенному по медицинским вопросам - к ней.
(Если их брак был неофициальным – значит, они предусмотрительно позаботились о юридическом подтверждении её полномочий, когда и по чьей инициативе – неизвестно.)

Это решение далось ей нелегко. Она сознаёт, что нарушает волю Хауса и он этого никогда не забудет. Она подавлена, и Кадди её утешает: «Вы спасаете ему жизнь».

Они заключают договор (заговор?) за спиной больного.

29.82 КБ

«Мы с тобой ещё в гольф сыграем [доиграем?]» - пытается ободрить любимую Хаус, пока Кадди делает ему инъекцию нейролептика.

Перед тем, как закрыть глаза, он говорит Стейси:
- I love you.
- I love you, too,
- отвечает она, - I’m sorry.

Как это перевести?
«Прости меня» - так говорят перед вечной разлукой.
«Мне жаль…» - так извиняются.

- Да не за что тебе просить прощенья./ Ни о чём не жалей.


_______________________________________________________

Эпикриз


Операция прошла успешно. Реконвалесцент сохранил ограниченную трудоспособность. Хронический болевой синдром, по поводу которого он принимает опиаты перорально – неясного генеза. То ли неврологический, то ли невротический.

13.69 КБ


На этом история №3 обрывается.
HOUSE M.D. мчится дальше, оставляя чувствительного зрителя с разбитым сердцем, а внимательного – с кучей вопросов.

Попробуем разгрести эту кучу и обозначить некоторые тёмные места и белые пятна в истории болезни Грегори Хауса.


  • Два таинственных пациента до перевоплощения в Хауса.

    Две стороны его личности.

    Гольфистка – женская ипостась Хаусовой души – рождена, чтоб покорять и очаровывать. (С трудом удерживаюсь от развития темы.)
    Это его Анима. Или, если хотите, его Эрос.
    Сумрачный мужик – мужская ипостась, Анимус.
    Резкий, нетерпеливый, агрессивный бунтарь-анархист. Если хотите, его Танатос.

    Был ли он наркоманом? Давайте уточним:
    он пришёл в клинику не за дозой, а за помощью.
    Которую ему не спешили оказать. Доктора с растерянным видом мусолили вероятные диагнозы, в то время, как больной сходил с ума от боли. Если вы – врач и вам стоит протянуть руку, чтоб схватить шприц с димеролом, что вы сделаете в такой ситуации?
    После фортеля со шприцем и возникли подозрения , которые, как известно, оказались ложными: скоро стало ясно, что мужчина действительно опасно болен. А если б он даже и был наркозависим, что с того?
    «Наркоманы тоже болеют. У них есть намного больше резонов подхватить какую-нибудь болезнь, чем у обычных людей.»
    Студенты должны запомнить, что диф.диагноз – это проверка ВСЕХ версий. Мужик нужен для поучения, а не для развлечения.

  • Болезнь Хауса не возникла ниоткуда, он всегда носил её в себе.
    Пробил час, и небеса рухнули на грешника.

    Клиническую картину исказил несанкционированный укол в бедро. Во- первых, смазал болевой синдром, во-вторых – столкнул на скользкую дорожку инфекции. (Присоединилась она или только предполагалась и антибиотики дали превентивно – неясно.)
    Утешает одно: аневризма бывает следствием ряда заболеваний, ослабляющих прочность сосудистой стенки, и Хауса наверняка тщательно проверили по всему списку.
    Если его аневризма - просто врождённый порок развития, то повторение кошмара ему не грозит.

    Впрочем, у него есть и другие генетические дефекты.

    Например, гениальность.

  • Статус Хауса на момент заболевания.
    Он был сотрудником клиники или попал «с улицы»? (это объяснило бы подозрения в симуляции и инертность врачей).

    Когда его приняли на работу – до или после инцидента?

    Тут интересно отметить, что к началу сериала у Хауса есть две специализации: по нефрологии и инфекционным болезням.
    Такое встретишь нечасто, специальности не смежные.
    Нефрология – один из самых формализованных, “математичных” разделов терапии.
    Важную роль играют инструментальные исследования,
    врачебная тактика базируется на анализе
    колебаний процентного содержания компонентов биологических жидкостей и т. п.

    А вот первичная дифференциальная диагностика инфекционных болезней
    зачастую основана на интуиции, клиническом опыте и острой наблюдательности.
    «Фишка» инфекционных болезней в том, что в продромальном периоде, до появления специфических симптомов, почти все они начинаются одинаково: резкая слабость, жар, симптомы интоксикации. У «Скорой» есть негласное правило: если случай непонятный, забросим в «инфекцию». Там разберутся, да и хлопот меньше, если и впрямь зараза. Больной немножко полихорадит, и когда его наконец начнёт глючить, капитально пронесёт или обсыпет красными пятнами - всплывает диагноз.
    У инфекционистов мало времени на раздумья и репутация умелых диагностов.

    Хаус попал к Лизе Кадди на контроль
    как конфликтный больной или они знакомы со студенческой скамьи?
    (Отсутствие в американском языке «ты» и «вы» дико раздражает.)

    Он проморгал свой диагноз, когда ещё не имел специализации диагноста? Может, именно Кадди открыла его истинное призвание, приняла в штат и создала «под него» отделение – после эпизода с желудочковой тахикардией?

    28.78 КБ

    Самое пронзительное в этом эпизоде – вовсе не странствия души во времени и пространстве, это как раз банальность.
    Торкает, когда человек на пороге смерти не призывает Господа, не шепчет «мама» или чьё-то женское имя, а произносит: «я ошибся». Ошибся в прогнозе. На несколько секунд.

  • Мотивы упорства Хауса в отказе от резекции мышцы или радикальной операции.

    Можно, конечно, удариться в психоложество и объяснить это стремлением сохранить самость и цельность, комплексом тотального контроля, неврозом цели, ну или там детской травмой в результате экзистенциального ужаса, пережитого во время первого визита к дантисту. (Кстати, многие приходят в медицину, чтобы преодолеть подсознательный страх перед белым халатом – например, Чейз).
    Я в этом ничего не понимаю и буду рада узнать мнение специалистов.
    Но версию о тяге к саморазрушению сразу отметаем. Он хотел жить и яростно боролся за жизнь. За полнокровную жизнь здорового и сильного мужчины, а не удел инвалида.

  • Сплошное белое пятно, покрытое густым молочным туманом –
    всё, что окружает резекцию некротизированной мышцы.

    Тут могло бы быть много букв - специальных терминов, латыни, юридических нюансов и ссылок на биоэтику, но я не смею злоупотреблять вашим вниманием.
    Упомяну лишь сходную коллизию в эпизоде «Эйфория»:
    тогда погибал в муках Форман. От неизвестной заразы. Требовал себе диагностическое исследование. Хаус категорически возражал, считая, что риск неоправдан.
    Форман настоял на своём: перед тем, как погрузиться в лекарственный сон, он объявил Кэмерон своим поверенным и Кэм исполнила его волю, как ни хитрил и ни бесился шеф. Она поступила честно.
    Такое вот эхо «Трёх историй», сравните ситуации и оцените стратегию Хауса.

    Осветить остальные тёмные места и заполнить белые пятна предоставляю вам, любезные читатели.

    Важное обстоятельство.


    Для достоверной истории болезни нам явно не хватает объективных данных.

    Легко представить другие "Три истории":
    глазами Грега, Стейси и, скажем, Кадди.

    Первый рассказ заставил бы нас ужаснуться,
    второй - разрыдаться,
    третий - успокоил и примирил со случившимся.

    Сначала мы выслушали бы показания потерпевшего Хауса (он же - прокурор).

    Потом - монолог Стейси, адвоката.
    Исповедь сильной женщины об отчаянной борьбе за жизнь своего любимого - с ним самим. И все бы увидели, как змея подколодная превращается в преданную (хоть и кусачую) собачку.

    И, наконец, резюме - от Лизы Кадди, которая, в конечном итоге, огласила вердикт и поставила точку в этой непростой ситуации.

    То, что изложено в лекции и
    показано на экране в 21-й серии – это трансляция Дэвидом Шором
    потока сознания Грегори Хауса
    .


    Все имеющиеся у нас факты – это только его интерпретация фактов. И мы строим наши версии на основе его личной версии событий.

    Но несомненно, что:
    студенты получили незабываемый урок,
    мы - наивные зрители - получили катарсис,
    и, сойдя с кафедры, Грег позвонил Стейси и назначил встречу.

    26.65 КБ

    ***



    Спасибо всем, кто помог мне скриншотами, задавал наводящие вопросы и оказал моральную поддержку :-)

    Ссылки в ru_medart , doktor_killer
  • Tags: 1-й сезон, избранное, комментарий медиков, рецензия
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Comments allowed for members only

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

    • 72 comments